Вы не авторизованы (вход | регистрация)
Новости
Газета "Круг друзей"
Наша библиотека
О Кубе
Песни
Гостевая книга
Ссылки




Каталог сайтов Arahus.com

Я Дэннис Бэнкс, сообщаю, что являюсь гражданином Соединенных Штатов и что мне 44 года.

Несколько месяцев назад, в мае 1977 года, моему другу Леману (Ли) Брайтмэну позвонил по телефону мужчина, назвавшийся Георгом Кокером. Он хотел, чтобы Ли организовал между мной и неким Дэвидом Конном по поводу моей экстрадиции в штат Южная Дакота. Естественно, я был встревожен, когда мне рассказали о звонке. В течение последующих дней звонки повторялись.

Ли позвонил Дэвиду Конну и попросил его дать более подробные сведения о моей экстрадиции. Конн сказал Ли, что хочет поговорить со мной о «Храме народов» и о Джиме Джонсе. Ли спросил у Конна: а что Джим Джонс собирается что-то предпринять в связи с моей экстрадицией? Конн не захотел ответить ему, а сказал, что это вопрос сугубо конфиденциальный, и что он будет говорить об этом лично с ним и со мной. Так в Эль-Серрито, в своем доме, Ли организовал встречу между мной и Дэвидом Конном.

Конн пришел на встречу с папкой материалов. Он зачитал некоторые из них. Я заметил, что они были на гербовой бумаге «Стандарт Ойл Компани оф Калифорния». Конн сказал, что взаимодействует с министерством финансов США, с сотрудниками управления налогов и сборов и с двумя служащими полицейского управления Сан-Франциско. Он сообщил мне имя человека из министерства финансов (Джим), СС которым он негласно сотрудничает. Однако Конн не говорил о проблеме моей экстрадиции. Он стал зачитывать материалы, порочащие Джима Джонса. Через некоторое время я остановил его и спросил, какое отношение имеет вся эта чепуха о Джиме Джонсе к моей судьбе. Конн задал мне встречный вопрос: «Вы брали деньги у церкви, не так ли?» Мое сотрудничество с «Храмом народов», утверждал Конн, может крайне отрицательно повлиять на решение вопроса о моей выдаче. Затем он попросил меня сделать публичное заявление, разоблачающее Джонса. Конн уверял меня, что если я сделаю это, то меня не выдадут властям Южной Дакоты. Я спросил его, каким образом заявление против Джима Джонса может помочь мне. Конн ответил, что оно будет главным фактором, для таких людей, как губернатор, и для правительственных организаций, которые решают вопрос относительно моей экстрадиции. Конн уверял меня, что если я выступлю с заявлением против Джима Джонса, то благоприятное для меня решение может быть значительно ускорено.

Было очевидно, что Конн стремится заключить со мной сделку и шантажирует меня. Он дал мне понять, что помимо сотрудничества с работниками министерства финансов и другими правительственными чиновниками, у него есть контакты и с бывшими членами «Храма народов», такими, например, как Грэйс Стоэн, и что у него есть люди, которые уже готовы выступить против Джима Джонса. Он сообщил, что сотрудники министерства уже разговаривали с Грэйс Стоэн.

Конн сказал, - он особо подчеркнул это – он ни в коем случае не хочет, чтобы о нашей встрече стало кому-либо известно. Он боится, что это «сорвет с них маску» и исчезнет всякая возможность встречи между мной и агентом министерства финансов. Он продолжал настаивать на этой встрече… Я отказался разговаривать с человеком из министерства финансов без моего адвоката Дэнниса Робертса. Конн же хотел, чтобы я пошел на встречу один.

После этого Леман Брайтмэн попросил Конна выйти. На следующий вечер Конн зашел ко мне в Калифорнийский университет и сообщил, что я срочно, в эту же ночь, должен встретиться наедине с представителем министерства финансов. Я подтвердил Кону, что не буду делать этого без моего адвоката.

Все представители государственных органов знали, как тяжелы обвинения против меня. Помимо экстрадиции (что для меня, несомненно, является вопросом жизни и смерти), я привлекался федеральным судом по делу, в котором было замешано министерство финансов. Я неоднократно заявлял, что если меня выдадут властям Южной Дакоты, то это будет равносильно смертному приговору, так как уверен, что там меня убьют.

Таким образом то, что мне предлагали, было безусловно сделкой. Смысл всего этого заключался не в обещаниях Конна, что если я соглашусь на сотрудничество, все обойдется для меня хорошо, а в том, что мой отказ будет иметь для меня плохие последствия. Это были угроза и явный шантаж. Я заявляю под страхом наказания за дачу ложных показаний, что все вышеизложенное правда. Написано 6 сентября 1977 года, в Дэвисе, Калифорния.



Дэннис Бэнкс
Министерство финансов США имеет весьма разветвленную структуру осведомителей и тесно сотрудничает с ФБР и ЦРУ.

Пишите нам: cubafriend@mail.ru